Юрий Захаров |  Рассказы путешественников

Париж и любовь с первого взгляда

На площадке рядом с базиликой Сакре-Кер я долго рассматривал городскую панораму. Было в ней что-то загадочное, манящее. Друзья запечатлели мои раздумья.

Кажется, что встречи с Парижем я ждал всю свою жизнь.

Об этом городе мои друзья говорили многое. Кто-то сходил от него с ума и даже писал стихи в его честь. Кто-то из-за одного только Нотр-Дама готов был переехать туда жить. А кто-то говорил, что Париж – это «город как город». Впечатлений была целая гамма. Отдельным цветным «потоком» шли мои собственные предвкушения, рожденные фильмами, музыкой и тысячами фотографий.

И вот наконец настал день путешествия. Мы с друзьями прилетели в Париж. Как
и всякий другой отдых, этот начался с поездки от аэропорта до отеля. Ехали мы на такси, в котором я услышал первые французские (настоящие!) слова от таксиста. Машина гнала по узеньким улочкам, на которых кипела жизнь. Слева и справа возвышались здания потрясающей красоты. Из-за всего этого, будто весь Париж уходит куда-то вверх, вырастает прямо на глазах, словно собор Sagrada Familia в Барселоне. Ощущения лично у меня были очень похожие.

За этой фотографией я охотился очень долго. Пришлось подняться на самый верх Нотр-Дама, преодолев очередь и множество ступеней. Оттуда вместе с гаргульями можно насладиться роскошным видом.

Жили мы неподалеку от Лувра – можно сказать, в самом сердце Франции. Разумеется, первый поход был именно туда, на знаменитую улицу Риволи. Скорее
к стеклянной пирамиде, которую я миллион раз видел в разных фильмах. Про сами сокровища Лувра я уже и не говорю – его посещение было для меня главнейшей задачей. Я как раз закончил курс обучения живописи на курсах, и мне хотелось попробовать себя «в деле».

Следующим этапом программы — не менее желанный для меня Музей Д’Орсе,
где собраны работы с XIX века и до самой современности. Так сказать, преддверие Центра Жоржа Помпиду. До него я, увы, так и не добрался.

Одну лишь стекляннную пирамиду, под которой и находится Лувр, можно рассматривать вечно. Перед входом в музей многочисленные туристы фотографировались в самых необычных позах. «Держание» пирамиды в руке, конечно, было бесспорным хитом. А еще особенный интерес у всех вызывали голуби, которые плескались в местных фонтанчиках. Очень фотогеничные
птицы – фотографировать их было настоящим наслаждением. Солнечная погода создавала просто роскошные фоны для снимков.

Эта фотография, на которой видна "изнанка" Лувра – одна из моих любимых. Даже холодной зимой Сена разносит по Парижу яркую, теплую энергию жизни. Уличные огни играют в ней незабываемо.

Эта фотография, на которой видна «изнанка» Лувра – одна из моих любимых. Даже холодной зимой Сена разносит по Парижу яркую, теплую энергию жизни. Уличные огни играют в ней незабываемо.

На осмотр Лувра и следующий переход к Д’Орсе занял у нас едва ли не целый день. Желая успеть как можно больше, я стремглав бегал по галереям, расматривал роскошные комнаты, картины и скульптуры. До сих пор помню, как от легендарной Венеры Милосской меня отделяла лишь небольшая перегородка, от «Моны Лизы» –гигантское пуленепробиваемое стекло. Д’Орсе запомнился яркими и вдохновляющими картинами импрессионистов.

Эйфелеву башню встречаешь как старого знакомого. Ты видел ее миллион раз, но никогда еще – в реальности. Когда это наконец происходит, кажется, будто вы были знакомы целую вечность.

Помню, в тот самый вечер, оставшись в отеле (у меня был сингл), я достал свой ноутбук и начал писать дневник. Меня не покидало ощущение, что я влюбился в этот город. И каждый вечер затем я продолжал этот дневник, внося в него все новые и новые впечатления.

А впечателений было много. Бесконечно много. Эйфелева башня и особенно торговые ряды неподалеку от нее, где царила самая рождественская атмосфера на свете. Каждое кафе, в котором я открывал какой-нибудь новый вкус. До лягушачьих лап, правда, не добрался, но попробовал множество багетов, пирожных и салатов. Особенно запомнилось ризотто (рис с беконом) на Елисейских Полях.

Снегопад в Диснейленде начался неожиданно – в самый разгар мультяшного парада, когда знаменитые герои «выехали» к народу. Снег падал крупными, совершенно сказочными хлопьями.

После я спускался в катакомбы, где все было выстлано костями и черепами, бродил ночью по закоулкам рядом с Лувром, отстоял многочасовую очередь на выставку Моне, посетил Парижскую оперу, Версаль и, конечно, Диснейленд. О каждом таком приключении можно рассказывать бесконечно долго – с радостью написал бы несколько книг.

Интересное наблюдение: о французской романике ходят легенды. Лично мне
всегда казалось, что очень уж она приукрашивается. Однако в Париже я понял,
что ошибался. Он действительно такой, каким мы видим его в фильмах. Гуляя
по улицам, ужасно хочется взять любимую книгу (или ту, которую всегда хотел прочесть), сесть в первое попавшееся кафе и заказать кофе.

С каждым днем, с каждой страницей моего дневника любовь к Парижу только усиливалась. Я сразу же забыл о прочих отзывах и мнениях. Париж навсегда стал моим личным городом.

Городом для меня.

Городом-мной.

Теги: , , , ,

Читайте также:

Добавить комментарий