Юрий Захаров |  Рассказы путешественников

Моя финансовая война в Турции

Всем привет!

Меня зовут Эрми Киленов. Я очень люблю все новое, яркое, захватывающее, подчиняющее воображение. И потому путешествия навсегда мной завладели.

Возможно, вы спросите, откуда у меня столь странное имя. Ответ прост: это псевдоним. Мне очень нравится уезжать за границу и там называть себя этим именем. Кажется, оно даже притягивает приключения.

Сегодня я расскажу вам одну странную, но очень даже интересную историю.

Невыносимая легкость шопинга

Однажды мы с друзьями поехали в Турцию – в жаркий Кемер. Обычное дело, не правда ли? В первый же день я устроился на лежаке, надел солнечные очки и стал ждать теплый турецкий закат. Время от времени сидел у самого берега, слушал волны и перебирал мелкие камешки – уж очень красиво они смотрелись в абсолютно прозрачной воде.

Когда закат догорел, передо мной нарисовался мой друг Энди (как вы понимаете, это имя тоже было псевдонимом). Энди всегда был отъявленным любителем клубов, всевозможных тусовок, вечеринок и танцев до упаду. Танцевать он, правда, не особенно умел.

– Эрми, ты понимаешь, что мы попали в рай? – восхищенно пропел Энди. – Здесь столько можно всего накупить! Сущие копейки. Пошли, хватит уже лежать, всю свою молодость так пролежишь.

Мне было невыносимо представлять себя вдали от любимого пляжа, но бросить Энди на произвол судьбы я не мог.

– Ладно, пойдем и научим всех искусству торговли! – воскликнул я, в глубине души
понимая, что завтра мой тихий пляж с радостью примет меня вновь.

Охотники за привилегиями 

Оказалось, что у Энди была вполне конкретная цель. Близился день рождения его матери, так что он решил порадовать ее чем-нибудь крокодильим. Где еще приобретать сумочку, если не в Турции? А еще Энди много недель охотился за какой-то джинсовой жилеткой. В Москве найти ее ему не удалось, и он решил попытать счастье здесь.

Мы начали поход по местным заведениям. Со всех сторон на нас навалились ковры, сувениры всех мастей, футболки, кепки, какие-то плакаты, кальяны и пестрое море магнитиков на холодильник. Глаза и деньги активно разбегались.

В одном из магазинов Энди напал на какую-то рубашку. Уже по одному его взгляду я понял, что в нем проснулась жажда торговаться.

Почувствовал это и продавец. Тяжело и неуклюже он подпорхнул к Энди и спросил, чего желает любезный гость.

– Я мотоциклист! – затянул Энди. – Есть у вас жилетка джинсовая? Очень нужна.

Веселый турок помрачнел на пару тонов. Жилетки не оказалось.

– Ну и ладно, что же поделать? – включился я. – Черт с ней, с этой жилеткой. А сколько стоят эти рубашки?

И указал на желанный объект Энди.

– Тыйсячью питсот рублэй одна, – прозвучал гордый ответ.

– Давай две за семьсот! – весело звякнул Энди.

Каждый глаз продавца стал размером с подставку для кальяна. Повисло глупое и неловкое молчание. Хозяин лавки долго смотрел на Энди, потом на меня, потом вновь на Энди.

– Ты чего? – искренне изумился он. – Одна две стоить, он две за симсот берет! Ты на мотоцикл ездить, головой не ударять?

И покосился на меня с мольбой. Я улыбнулся ему в ответ и покачал головой.

– Ну давай хоть восемьсот, это для тебя только, – умолял продавец. – Одну только. Две – ну это никак. Ну с ума сойти.

Тут я понял, что настал мой звездный час. Мне уже давно нравилась одна цветастая рубашка в углу. Я предложил нашему новому другу отдать ее за семьсот рублей. После ударной скидки в несколько сотен процентов, которую требовал Энди, такая покупка продавцу показалась манной небесной.

Вышли из лавки мы с обновками. У меня – мой цветастый трофей, у Энди – строгая
черная рубашка, у продавца – горечь и уныние.

Шекспир бы удивился…

Сумочку Энди все-таки приобрел. И с этим делом нам повезло явно больше, чем
с закупкой рубашек. В глубине какой-то ломящейся от товара лавки нас встретил
статный турок с длинными волосами. Его звали (ни много ни мало!) Ромео. Вместо традиционных сбиваний цены и финансовых войн он предложил посидеть и попеть под гитару. Учитывая, что Энди был еще тем музыкантом, спелись они весьма быстро. В прямом смысле слова.

Пока я рыскал среди полок и вешалок, Энди отыскал желанный предмет – сумочку.
Стоила она, как сейчас помню, тысяч эдак семь, но Ромео эксклюзивно сбил цену
до трех. Понятное дело, что и это было дороговато для Энди, но уж больно хороша
была эта сумка. Фирма, что тут сказать? Да и Ромео уперся в цифру три.

В Турции нас ждало много приключений. Мы снимали фильм, монтировали его на каком-то компьютере, сочиняли стихи и декламировали их гостям отеля, устроили шоу в осенних куртках (в страшнейшую жару), поругались с соседками и познакомились с неким человеком, который почему-то считал себя Сергеем Есениным.

А еще был преподаватель МГТУ им. Баумана, который распевал песни на весь отель.

Искусство быстрого побега и его последствия

И вот однажды мое утро было прервано телефонным звонком.

– Здравствуйте! – сказал голос в трубке. – Автобус в аэропорт ожидает вас у отеля.
Пожалуйста, поспешите.

Что?!?!

Какой еще автобус?!?!

Какой еще аэропорт?!?!

Какое… какое сегодня число???

Эти вопросы я задавал себе уже на ходу, скидывая в чемодан все, что попадалось
под руку. Энди суетился вокруг. Вообще из-за своего характера он любил суету,
но в этот раз было явно не его утро.

Попав в самолет, я почувствовал одновременно и облегчение, и печаль. Все-таки
мой роскошный летний отпуск закончился, причем на такой вот безумной ноте. Но
ощущение того, что больше не нужно было никуда спешить и нестись с чемоданами
наперевес.

И тут Энди повернулся ко мне.

Его бесценная сумочка от заботливого Ромео осталась в номере.

Теги: , ,

Читайте также:

Добавить комментарий